Почему дети играют в тюрьму, а Толоконникова молодец

Толоконникова Н.

Фото lenta.ru

На днях я от дочери случайно узнала, что в детском саду они играют в тюрьму: мальчишки сажают девчонок в домик из железных прутьев и охраняют, девчонки пытаются бежать, те их ловят и сажают обратно. Я возмутилась — какая дурацкая игра, какую пользу она вообще может принести, почему не дочки-матери! Но потом вспомнила, где я живу — c’est la vie, каждый приличный россиянин должен уметь сидеть в тюрьме.

Чем может помочь в этом знание психологии?

Многие ругают Надежду Толоконникову, когда заходит речь о письме из тюрьмы, мол не знала чтоль, на что шла, а теперь жалуется. Лично я считаю ее действия в тюрьме героическими и восхищена силой личности, которая способна преодолеть гигантское психологическое сопротивление, о котором речь пойдет ниже. Бывало у вас так, что не хочется из дому выходить и из-под одеяла вылезать и вообще ничего делать, мир кажется враждебным, а жизнь неподъемной? Так вот в тюрьме это состояние может усилиться в несколько раз, может превратить человека в безличную неподвижную точку, а Надежда действует.

Филип Зимбардо, 1933 г.р., американский социальный психолог, итальянец по происхождению, профессор Стенфордского университета.

Филип Зимбардо, 1933 г.р., американский социальный психолог, итальянец по происхождению, профессор Стенфордского университета.

Речь пойдет конечно же о знаменитом Стендфордском тюремном эксперименте, в котором люди играли роли тюремщиков и заключенных и изменились до неузнаваемости. Подробно о его ходе можно прочитать в книге «Живая психология»: «…14 августа 1971 г. в Стэнфордском университете (США) начался эксперимент, который принес всемирную известность его организатору — Филипу Зимбардо».

В 70-х годах, психологи, дети узников нацистских лагерей, проводили много исследований на тему, были ли немецкие фашисты исключительными садистами или подобное могло произойти в любой стране. Доказали, что независимо от национальности люди, попадая в ситуацию подчинения, органичения свободы, унижения, теряют индивидуальность, становятся пассивными, и входят в состояние эмоционального расстройства, снижается самооценка. Люди, наделенные властью (или даже просто играющие роль тюремщика), забывают о своих жизненных ценностях, человечности, приобретают садистические черты, уверенность в собственной правоте и неполноценности жертвы, власть им нравится, а агрессия усиливается. Читайте на эту тему Ф. Зимбардо «Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев».

Как менялось поведение «заключенных» в эксперименте

Наши заключенные вели себя по-разному, когда они начали реагировать на ощутимую утрату самоидентификации и собственной независимости. Поначалу они не могли поверить, что в их жизнь грубо вторгаются, что за ними непрестанно наблюдают, и общая атмосфера подавления личности никак не укладывалась в сознании. Потом они начали бунтовать, сначала применяя прямую силу, а позже — с помощью изощренных действий, направленных на то, чтобы посеять недоверие и вызвать разногласия среди надзирателей. Затем они попытались существовать в рамках навязанной системы, учредив выборную конфликтную комиссию. Когда эти коллективные действия оказались не в состоянии существенно изменить жизнь заключенных, возобладали личные интересы. Заключенные утратили свою сплоченность, и начался социальный распад, который положил начало не только чувству одиночества, но также и отрицательному отношению к другим заключенным. Как было сказано раньше, половина заключенных в тюремных условиях «заболела» — были чрезвычайно эмоционально подавлены, — что явилось пассивным способом получения внимания и заботы. Другие стали чрезмерно послушными, пытаясь быть «хорошими» заключенными. Они объединились с надзирателями против единственного заключенного, который объявил голодовку. Вместо того чтобы поддержать его бунт, заключенные обращались с ним как со смутьяном, который своим неповиновением заслуживает наказания. Возможно, что потеря самоуважения у заключенных, которая отмечалось к концу эксперимента, была вызвана тем, что они уверились, будто постоянная враждебность по отношению к ним оправданна, поскольку они «этого заслуживают». (К. Хэйни, К. Бэнкс, Ф. Зимбардо)

Документальный фильм об эксперименте Quiet Rage, на английском (1992)

Немецкий художественный триллер «Эксперимент» (2001)

Как создать эффект заключенного

Непривычная неудобная одежда — дезориентация.
Ношение униформы и номера — деперсонализация, влияет на носителя власти, легче абстрагироваться от того, что перед ним живой человек.
Запрещение пользоваться личными вещами, носить нижнее белье, носить одежду, связанную с полом (штаны мужчинам).
Раздевание догола.
Ограничение пространства.
Ограничение интимного пространства, одиночества.
Ограничение естественных функций — говорить, посещать туалет, соблюдать гигиену, есть, курить.
Прямая зависимость от представителя власти в отправлении естественных нужд.
Непредсказуемость реакции власти, наказания — формирует выученную беспомощность.

Все это приводит к дезориентации, нарушению самоидентификации, зависимости, беспомощности, пассивности, ощущению собственной плохости, заслуженности наказания и правоты тюремщика, эмоциональным расстройствам.

Через некоторое время при восстановлении нормальных условий жизни этот эффект проходит.

Где этот эффект может появляться на воле?

Больница

Прошлой осенью пришлось лежать с дочкой в больнице, да не в простой, а во временно расположенной на первом этаже роддома. По этой причине туда не пускали посетитетелей, родителей детей не выпускали на улицу даже покурить. Туалеты и душ не закрывались на щеколду. 8 человек в палате, по коридору бегает куча детей.Варе было очень больно и она не хотела разговаривать с врачами, за это врачи злились на меня, что-то там говорили, что видимо не я воспитываю ребенка и что я сумасшедшая мамаша, которая вмешивается в процедуры. На третий день я и правда почувствовала, что схожу с ума, но ребенку было плохо и важно было дождаться результатов исследований, которые делали по одному в сутки — так уж в этой больнице было заведено, везти ее в другую больницу возможности не было.

Я точно помнила, что там на воле я сильный человек, психолог, да, черт возьми, просто человек, который достоин уважения и что я сейчас все разрулю и вот точно пойду покурю сию минуту и попрошусь в туалет для персонала и узнаю, наконец, что происходит. Но проходил час за часом, я не могла заставить себя что-то поделать, играла с Варей, давала ей порошки, мерила температуру и порой закрадывались мысли, что, может быть, они правы насчет меня, может я и правда того, с приветом, может быть это все нормально, что тут происходит, и земля уходила из-под ног от этого диссонанса. Я даже спрятала учебник по психологии, чтобы не заметили и не обвинили в непрофпригодности. На 4 день, дождавшись УЗИ, я написала заявление «под личную ответственность», выслушала намеки на то, что я не в своем уме, что ухожу сейчас. Дома, кстати, Варе резко стало лучше. Через какое-то время наваждение больницы прошло. Сейчас я думаю, что я действительно чувствительный к унижению и нарушению границ человек, но таких как я миллионы, и реакция будет похожая. И это далеко не тюрьма, и выйти можно, даже если говорят, что выходить запрещено.

Если вы прочитали это и думаете, ну и чего такого, со мной бы такого не произошло, то совершаете фундаментальную ошибку аттрибуции — недооцениваете влияние ситуации на человека, переоцениваете то, насколько вы автономны и руководствуетесь внутренними диспозициями. То же самое происходит при чтении письма Толоконниковой. А она, я считаю, герой, остается человеком в нечеловеческих условиях, управляет собой.

В 11в. персидский ученый Авиценна провел такой эксперимент. Он привязал овцу неподалеку от волка, так что волк не мог ее достать, но овца могла видеть и чувствовать волка. На третий день она умерла.

В 11в. персидский ученый Авиценна провел такой эксперимент. Он привязал овцу неподалеку от волка, так что волк не мог ее достать, но овца могла видеть и чувствовать волка. На третий день она умерла.

Таможня в аэропорту — снять обувь, ремень, нести все это в тазике босиком, рентген.

Родители и дети — эффект Люцифера на своей шкуре чувствуют родители, особенно те, которых унижали в детстве, обладающие садистическими чертами характера. Обладая безграничной властью над беспомощным существом, мы можем чувствовать, как порой тянет ею воспользоваться.

Начальник и подчиненный — если вы на работе постоянно чувствуете себя виноватым и дураком, беспомощным, возможно, начальник перегибает палку и ситуация на вас влияет. Пожалейте себя, вспомните овцу Авиценны.

Как себя поддерживать в ситуации ограничения

Вот то, что приходит в голову по личному опыту, в тюрьме я пока не была. Если добавите что-то, будет круто.

  1. Знать о том, как влияет на человека ситуация заключения. Сознательно удерживать нормальный образ себя, отделяя влияние тюрьмы от самоощущения.
  2. Отделять духовную личность от телесной. Тело можно притеснить, «прикрыть гигиену», лишить привычек, но как личность вы от этого не становитесь хуже.
  3. По возможности сохранять ценности, которые были у вас на воле, следовать принципам.
  4. Порождать новые смыслы происходящего. Как известно, если есть смысл, то дискомфорт терпеть легче. Чем мне может быть важен этот опыт, как я его могу использовать. Читайте об этом у Виктора Франкла «Психолог в концлагере».

Наталья Стоцкая

Добавить комментарий