Горький пост

Вероника ТушноваВ рамках пристального изучения эмоций начинаю серию постов об эмоциях. Первый — о горе. Психолог из Калининграда Софья Афанасьева вдохновила меня на него самым грустным на свете стихом. Что такое горе и как оно помогает вернуться к жизни, читайте ниже.

Что такое горе

В узком смысле — это эмоция, реакция на утрату. Вот она.

Фото боснийского мальчика. Психология Эмоций. Пол Экман

Боснийский мальчик в лагере под Тузлой в 1995 году. "Психология эмоций" Пол Экман

Что такое утрата

Разбитая пластинкаСобытие, которое разрушает привычный образ мира или себя, навсегда лишает чего-то очень важного. Человек стремится думать и жить, как прежде, но больше не может, это больно, боль сравнима с физической.

Что можно утратить

Значимого человека, любовь значимого человека, здоровье, способности, часть тела, роль (матери, мужа и т.д.), самоуважение, деньги, вещи, родину, работу, возможности.

Печаль

Базовая эмоция в основе горя — печаль. Но, как пишет Пол Экман, «В состоянии горя появляется протест; в состоянии печали наблюдается больше покорности и безнадежности. Горе подразумевает попытки активного воздействия на источник потери. Печаль более пассивна». Для себя я разграничиваю печаль и горе так: в обоих случаях есть отделение от чего-то важного, но в первом оно временное или важное не сильно важное, а во втором — уже очевидна точка невозврата. Печаль может быть до точки невозврата, или в мыслях о ней, или далеко уже после. А горе появляется, когда человек осознает, что утрата только что произошла и обратно пути нет.

Горе как состояние

В связи с этим горе можно рассматривать как процесс — горевание — который длится определенное время и служит адаптации человека к новому положению вещей, позволяет «сжиться» с утратой. Кэррол Изард пишет, что это «стресс, который побуждает человека к восстановлению личностной автономии». Пол Экман: «Печаль и горе могут помочь залечить рану, нанесенную тяжелой утратой, и без них страдание, вызванное такой утратой, могло бы продолжаться дольше.» Т.е. горе — это больно, но необходимо и здорово.

Утрата привязанности

По теории английского психиатра Джона Боулби (помните эксперимент с Джоном?) прародителем всех видов привязанности являются отношения между матерью и младенцем. Соответственно горе взрослых можно сравнивать с т.н. «реактивным сепарационным синдромом» у детей после полугода. После разлучения с матерью поведение ребенка проходит стадии: протест (страх одиночества, гнев на мать), отчаяние (горе, отчаяние), отчуждение. Стадия отчуждения заканчивается в лучшем случае формированием новой привязанностости, в менее удачном — формируются защитные механизмы: репрессия, изоляция аффекта, вытеснение, замещение и отрицание.

Горе у взрослых

Переживание горя возникает в результате взаимодействия печали с другими эмоциями, а также воспоминаниями и мыслями. Пытаясь смириться с новым положением вещей, человек мысленно ходит по кругу. Пол Экман: «После периода протестующего горя обычно наступает период смиренной печали, в течение которого человек ощущает себя абсолютно беспомощным, а затем вновь возникает протестующее горе, пытающееся вернуть потерю, затем снова наступает черед печали — … волнообразно». Известная нам Элизабет Кюблер-Росс выделила более подробные стадии горевания, которые похожи на стадии Боулби.

5 стадий горевания Кюблер-Росс

Отрицание — гнев — торги — депрессия — принятие. Проживая эти стадии, человек испытывает испытывает много эмоций: страх (как я буду жить, что если я никогда не справлюсь с потерей), злость, печаль, отчаяние, вину, стыд, любовь, ревность, нежность, бессилие, надежду. Часто люди ходят по кругу «гнев — торги — депрессия», пока не потеряют надежду на возвращение утраченного, а затем переходят на стадию депрессии и принятия. На этих этапах возможно найти в мире то, что компенсирует полностью или частично утраченное.

Сигнальный смысл горя

Все эмоции, выражаемые мимически, имеют сигнальный смысл. Передают другим людям информацию о том, что человек страдает и его нужно поддержать, или оставить в покое. Эта функция имеет давнишний эволюционный смысл и позволяет лучше переживать горе. Пол Экман «По-настоящему пережить горе можно лишь в присутствии других людей, разделяющих горечь утраты».

Что делать, если рядом у кого-то горе

На этот вопрос трудно ответить однозначно. Общий смысл происходящего с ним в том, чтобы принять произошедшее и прожить весь клубок эмоций, который имеется, выплакать свои слезы. В таком случае работа горя будет проделана, а автономия восстановлена. Наверное лучшее, что можно сделать, это быть рядом и дать понять, что вы доступны, чтобы разделить ту реакцию, которая у человека есть. Некоторые люди хотят плакать, но не могут, тогда их можно обнять и пожалеть. Некоторые люди не хотят плакать, считают, что это неуместно, и наверное лучше не навязывать своего сочувствия. Некоторые боятся, что никто не захочет с ними говорить о произошедшем и берегут чувства других, — им можно дать знать, что вы готовы поговорить.

Горе заразно

Некоторым людям приходится так тяжко в горе, что они ищут помощи у других, но легче на становится. Вы можете оказаться в ситуации, что вы выслушиваете, жалеете, а между тем сами проваливаетесь в свои непережитые травмы и уже помогать нужно вам. Если вы не психолог и у вас нет опыта поддержки других людей и себя, важно помнить, что всегда есть возможность остановиться и признать, что больше помогать вы не в силах. Это нормально.

Профессиональная помощь

Если горе затянулось, или человек не может признать факт случившегося, или переросло в тяжелую депрессию, необходима помощь психолога. Психолог поможет найти причину, почему горе не работает нормально, и с ней справиться. Как работают с горем в гештальт-подходе, описано в статье Кондратенко с. «Избранные аспекты работы с горем в гештальт-методе».

Стихи о горе

Подруга показала мне стихотворение советской поэтессы Вероники Тушновой, которое очень точно описывает состояние горя, если кому-то вдруг захочется примерить на себя. А также помогает плакать, если кому-то вдруг трудно плакать. Осторожно, очень грустно! Может задеть за непережитую утрату.

Дом мой — в сердце твоемВероника Тушнова

I

Знаешь ли ты,
что такое горе,
когда тугою петлей
на горле?
Когда на сердце
глыбою в тонну,
когда нельзя
ни слезы, ни стона?
Чтоб никто не увидел,
избави боже,
покрасневших глаз,
потускневшей кожи,
чтоб никто не заметил,
как я устала,
какая больная, старая
стала…
Знаешь ли ты,
что такое горе?
Его переплыть
все равно что море,
его перейти
все равно что пустыню,
а о нем говорят
словами пустыми,
говорят:
«Вы знаете, он ее бросил…»
А я без тебя
как лодка без весел,
как птица без крыльев,
как растенье без корня…
Знаешь ли ты, что такое горе?
Я тебе не все еще рассказала,
знаешь, как я хожу по вокзалам?
Как расписания изучаю?
Как поезда по ночам встречаю?
Как на каждом почтамте
молю я чуда:
хоть строки, хоть слова
оттуда… оттуда…

II

Мне казалось, нельзя,
чтоб «Выхода нет».
А вот оказалось, случается.
На год,
на два,
на десять лет
выхода нет!
А жизнь не кончается.
А жизнь не кончается все равно,
а люди встречаются,
пьют вино,
смотрят кино,
в автобусах ездят,
ходят по улицам
вместе… вместе…
Называют друг друга:
«Моя!»
«Мой!»
Говорят друг другу:
«Пойдем домой!»
Домой…
А ты мне: «Куда пойдем?»
У бездомных разве бывает дом?

III

Дом — четыре стены…
Кто сказал, что четыре стены?
Кто придумал, что люди
на замок запираться должны?
Разве ты позабыл,
как еловые чащи темны
и какие высокие звезды
для нас зажжены?
Разве ты позабыл, как трава луговая
мягка,
как лодчонку рыбачью
качает большая река,
разве ты позабыл
полыханье и треск
сушняка?
Неужели так страшно,
если нет над тобой
потолка?
Дом — четыре стены…
Ну, а если у нас их нет?
Если нету у нашего дома
знакомых примет,
ни окон, ни крыльца,
ни печной трубы,
если в доме у нас
телеграфные стонут столбы,
если в доме у нас,
громыхая, летят поезда?..
Ни на что, никогда
не сменяю я этой судьбы,
в самый ласковый дом
не войду без тебя
никогда.

IV

Помню первую осень,
когда ты ко мне постучал,
обнимал мои плечи,
гладил волосы мне
и молчал…
Я боялась тебя,
я к тебе приручалась с трудом,
я не знала, что ты
мой родник,
хлеб насущный мой,
дом!
Я не знала, что ты —
воскресение, родина, свет!..
А теперь тебя нет,
и на свете приюта мне нет!
Ты не молод уже,
мой любимый?
А я молода?
Ты устал, мой любимый?..
А я? — хоть бы день без труда,
хоть бы час без забот…
Все равно —
в самый ласковый дом
без тебя не войду…
Дом мой — в сердце твоем!
Ты не думай, я смелая,
не боюсь ни обиды, ни горя,
что захочешь —
все сделаю, —
слышишь, сердце мое дорогое?
Только б ты улыбнулся,
только б прежним собой
становился,
только б не ушибался,
как пойманный сокол не бился…
…Знаешь ли ты,
что такое горе?
Его переплыть
все равно что море,
его перейти
все равно что пустыню,
да ведь нет другой дороги
отныне,
и нашла бы — так я не пойду
другою…
Знаешь ли ты,
что такое горе?

А знаешь ли ты,
что такое счастье?

Изард К.Э. Психология эмоций. — СПб.: Питер, 2011.
Кюблер-Росс Э. О смерти и умирании. — М.: София, 2001
Моуди Р. Аркэнджел Д. Жизнь после утраты. — М.: София, 2007
Экман П. Психология Эмоций. Я знаю, что ты чувствуешь. — СПб.: Питер, 2010.

Похожие статьи

Наталья Стоцкая

1 комментарий

Добавить комментарий